Расчеты и риски. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 июня) 2017 г.

Расчеты и риски. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 июня) 2017 г.

Первая половина июня была относительно спокойным периодом для мирового рынка стали, но в России в это время наблюдались весьма серьезные изменения цен на прокат. В целом несмотря на начало сезонного роста отечественный спрос на стальную продукцию остается сравнительно невысоким, а избыточные складские запасы и излишек предложения продолжают оказывать давление на рынок. Правда, пока что металлургам оказывает поддержку относительная стабильность за рубежом, но сколько еще она продлится?

Последние две недели были достаточно удачными для российских поставщиков арматуры. Благодаря ликвидации большей части избытка продукции на складах и некоторому оживлению конечного потребления спотовые котировки прекратили падение, продолжавшееся еще с января. Московские дистрибьюторы даже немного повысили цены в прайс-листах, а у производителей появилась реальная надежда на небольшое подорожание при заключении июльских контрактов. Правда, по-прежнему существует риск перепроизводства, поскольку обстановка в строительной отрасли стабилизировалась, но еще не начала меняться к лучшему.

Более сложной выглядит ситуация с листовым прокатом. Стоимость его продолжает падать, и падать достаточно быстро. К середине июня спотовые цены на тонколистовую горячекатаную продукцию в Москве опустились до уровня апреля прошлого года, и это еще, возможно, не конец. На рынке по-прежнему гремит ценовая война между казахстанским меткомбинатом «АрселорМиттал Темиртау» и ведущими российскими производителями. Кроме того, сказывается «перепроданность» первого квартала. Особой нехватки стальной продукции никто не испытывает, поэтому многие потребители откладывают сделки, рассчитывая, что через неделю или две нужный товар обойдется дешевле.

Конечно, рано или поздно с рулонами произойдет то же самое, что и с арматурой. Котировки дойдут до дна и оттолкнутся от него. Вопрос лишь в том, когда этого ждать. С одной стороны, в игру на понижение можно играть достаточно долго. Себестоимость у российских меткомбинатов невысокая, сырье дешевеет, а нынешние цены все еще субъективно воспринимаются некоторыми участниками рынка как завышенные. С другой, роль своеобразного «якоря» может сыграть экспортный паритет. Пока российские металлургические компании продают горячекатаные рулоны за рубеж, как минимум, по $440 за т FOB, опускаться им менее чем до 30 тыс. руб. за т CPT Москва с НДС решительно не интересно.

Однако останутся ли экспортные котировки на этом уровне в обозримом будущем или понизятся? Ответ на этот вопрос в значительной мере зависит от действий коллег в Китае, Индии, Турции и странах Евросоюза.

Китайские металлурги, прежние «возмутители спокойствия» в глобальном масштабе, в последние месяцы ведут себя на удивление спокойно. Приоритет однозначно отдается внутренним продажам, а экспортные котировки на горячекатаный прокат уже больше месяца колеблются в узком интервале, нижняя граница которого соответствует $425-430 за т FOB. При этом на важные для нас рынки Средиземноморья и Европы китайцы практически не претендуют, довольствуясь Восточной Азией и зоной Персидского залива (плюс находящийся по соседству Пакистан).

Очевидно, китайский экспорт стали не будет представлять собой угрозу для стабильности мирового рынка, пока у металлургов все благополучно у себя дома. И здесь, с одной стороны, есть причины для беспокойства. В Китае, похоже, началось торможение в секторе жилищного строительства: уж слишком много непроданных площадей накопилось за последние годы и слишком уж выросли цены на недвижимость в городах-миллионниках. В апреле-мае, судя по статистическим данным, стагнация распространилась на такие отрасли как автомобилестроение и производство бытовой техники. Постепенно дешевеет железная руда: импортный материал понизился до уровня годичной давности.

Но, с другой стороны, негативные тенденции в китайской экономике накапливаются, но пока не привели к радикальным негативным изменениям. Стоимость проката на местном рынке несколько понизилась по сравнению с серединой мая, но не опускается ниже определенного уровня, кстати, достаточно приемлемого. Так, спотовые цены на горячекатаные рулоны на крупных региональных рынках составляют не менее $470-480 за т с НДС. В сочетании с относительной дешевизной руды и коксующегося угля это обеспечивает китайским компаниям достаточную рентабельность.

Похоже, китайское правительство, продолжая мероприятия по стимулированию экономики, продолжает удерживать ситуацию под контролем. К тому же, здесь есть и политические моменты. Осенью в Китае состоится очередной партийный съезд, и до этого времени важно не допускать никаких кризисных явлений. Поэтому, пожалуй, можно предположить, что в обозримом будущем китайские производители стали демпингом заниматься не станут и экспортные котировки на горячекатаный прокат ниже $400 за т FOB не опустят.

Весной этого года порой весьма агрессивно на мировом рынке вели себя индийские компании, предлагавшие горячекатаные рулоны даже в Турцию по весьма конкурентоспособным ценам. Но сейчас ситуация для них не выглядит критической. Прежде всего, в последние месяцы в Индии начал оживать внутренний спрос на стальную продукцию. Экспортные котировки индийских производителей не опускаются ниже китайских, а приоритетным рынком для них стала Европа, где конкурировать с китайцами вообще не надо.

Правда, на европейском рынке индийские металлурги конкурируют с российскими, но здесь отечественных производителей подстерегает более серьезная опасность. В начале октября Европейская комиссия должна либо вводить антидемпинговые пошлины на горячекатаные рулоны из России, Украины, Ирана, Бразилии и Сербии, либо отказаться от этой затеи совсем. Региональное металлургическое лобби выступает за пошлины, поэтому многие европейские трейдеры, очевидно, будут осторожничать и воздерживаться от заключения контрактов на октябрь и последующие месяцы.

В то же время, был период — с января по апрель текущего года, когда российские меткомбинаты практически приостановили поставки горячекатаного проката в Евросоюз. Экспорт упал от более 200 тыс. до 5-10 тыс. т в месяц. И ничего — не разорились. Хотя нынешний избыток предложения на российском рынке растет именно из того времени.

Так или иначе, европейские пошлины — это опасность просчитанная. Менее определенной выглядит ситуация в Турции. В этом году там вообще наблюдались большие перекосы. В первые три-четыре месяца текущего года — провал во внутреннем потреблении, особенно, сортового проката. Зато местные металлурги очень хорошо поднялись на экспорте — сортового проката в США и Юго-Восточную Азию, а листового в ЕС. С мая, когда политическая обстановка в стране более-менее устаканилась, уже местные потребители начали интенсивную закупочную кампанию. Это позволило российским компаниям стабилизировать котировки на горячекатаный прокат за счет турецких импортных заказов.

Представляется, что, как минимум, в ближайшие несколько недель с Турцией больших проблем не будет. А если Еврокомиссия введет таки пошлины в октябре, повторится ситуация начала текущего года. Турецкий горячекатаный прокат хлынет в Европу вместе с индийским, а российские меткомбинаты станут заполнять возникшие пустоты на турецком рынке. Такая вот система сообщающихся сосудов в мировой торговле.

Посему и представляется, что цены на горячекатаный прокат в России могут опуститься еще на 2-3 тыс. руб. за т по сравнению с нынешним уровнем, но не больше, а там падение должен будет остановить экспортный паритет. А существенное понижение зарубежных котировок на российскую листовую продукцию выглядит пока маловероятным.

Конечно, хотелось бы говорить не о прекращении спада, а о росте, но тут уже не обойтись без восстановления внутреннего рынка. А с этим пока есть сложности. Как отметил сам президент в ходе прямой линии, экономический рост, вроде бы, как и есть, но его пока не слишком видно, как того суслика из кинофильма. Хотя российская экономика, по мнению министра экономразвития Максима Орешкина, находится в настоящее время в сбалансированном состоянии и готова перейти на курс длительного подъема, внешние риски для нее в последнее время заметно возросли.

Прежде всего, опять пошли вниз цены на нефть. Биржевые котировки на «брент» опустились почти до $45 за баррель, и все по той же причине — вследствие расширения добычи сланцевой нефти в США. Кроме того, американская экономика, похоже, находится не в лучшем состоянии и снизила потребление нефти, что приводит к увеличению избытков предложения.

Впрочем, в российском правительстве в бюджет и так заложили нефть по $40 за баррель, так что ее удешевление приведет лишь к расширению бюджетного дефицита, сузившегося за первый квартал, и не должно отразиться на текущих расходах. Судя по всему, с восстановлением нефтяных котировок придется подождать до 2019-2020 гг., когда рынок, наконец, почувствует эффект от падения капиталовложений в разведку и добычу с 2015 г.

Сейчас у России вырисовывается другая проблема, тоже связанная с нашими заклятыми «партнерами». США, похоже, всерьез решили взять на себя роль... ну, не бензоколонки, так газовой колонки и занялись типично бандитским выбиванием с рынка конкурентов для своего сжиженного газа. Сначала наехали на Катар, который является крупнейшим игроком на мировом рынке СПГ, теперь объявили новые санкции против России, открыто направленные против проектов строительства новых газопроводов в Европу. И вообще, по-видимому, экономическое и политическое давление на нас будет в ближайшее время нарастать.

Российские же власти, судя по прямой линии президента и недавним заявлениям ответственных лиц, продолжают двигаться и вести за собой страну прежним курсом — путем медленных, постепенных, но фундаментальных изменений. Колесики государственного механизма крутятся очень неторопливо, порой вхолостую, но задают определенное направление.

Так, мало-помалу создаются новые механизмы стимулирования экономического роста за счет инвестиций. Во время прямой линии президент говорил о возможной постройке моста или туннеля на Сахалин — стройке, по своим масштабам превышающей Керченский мост и способной дать мощный толчок в развитии всего Дальнего Востока. Запускается программа реновации жилья в Москве, которая в дальнейшем, вероятно, распространится и на другие города. Ближе стала высокоскоростная железнодорожная магистраль «Москва — Казань».

В ВЭБе, сильно погоревшем на проблемных кредитах, создается масштабная система оценки проектов, которая, возможно, станет основой для расширения кредитования реального сектора. Да и Банк России понизил ключевую ставку на очередные 0,25 пункта, опустив ее до 9%. Глядишь, к концу текущего года будут и все восемь!

На прямой линии президента прозвучало еще несколько важных моментов. Прежде всего, главной задачей объявлена борьба с бедностью. Причем рост доходов населения должен обеспечиваться за счет общего развития экономики, повышения производительности труда, повсеместного внедрения информационных («цифровых») технологий и, безусловно, повышения качества управления.

На этом пути нас всех ждет просто непочатый край работы! Превращение России в зажиточную страну «первого мира» может быть решено только за счет ускоренного развития высокотехнологичных отраслей, создающих большую добавленную стоимость, обеспечивающих спрос на квалифицированный высокооплачиваемый труд. Причем, задача эта комплексная, требующая одновременного подъема в качестве образования и количестве НИОКР, создания рынка сбыта для отечественной высокотехнологичной продукции с помощью усилий государства (потому как больше это сделать некому) и международной кооперации с дружественными странами, освоения и многократного расширения выпуска потребительских товаров вплоть до компьютерной техники, капиталовложений в благоустройство территорий, жилищное строительство, здравоохранение...

Смотрится как утопия... Да, наверное... Точно, утопия. Однако, если сравнить сегодняшнюю Россию с ней же образца 2002-го или даже 2007 г., можно поразиться: какие огромные перемены произошли за 10-15 лет! Конечно, тогда нам сильно помогла дорогая нефть, но сейчас у нас есть опыт, полученный за эти годы, новые знания, понимание цели и... полнейшее отсутствие каких-либо путей для отступления! Как говорил один выдающийся государственный деятель из другой эпохи, или мы преодолеем этот путь за 10 лет, или нас сомнут. Ситуация — аналогичная!

Как говорится, дорогу осилит идущий.

По материалам: metalinfo.ru